Foto

Разговоры с беженками: поезд Прага – Берлин

08/08/22 | Článek

С первых дней войны в Украине наша организация SIMI занимается помощью беженцам и беженкам. Мы расширили наши услуги и помимо привычной консультационной деятельности занимаемся поиском жилья для беженцев и беженок в Праге, а также сопровождаем их при решении различных вопросов, закрывающих их потребности. Для этого мы привлекли большое число волонтеров, в том числе и тех, кто говорит по-украински или по-русски. Во время общения с клиентками наши волонтеры столкнулись, помимо прочего, с историями, которые свидетельствуют о негативном опыте и сильных эмоциональных переживаниях беженок во время войны. Волонтерка Алина, студентка кафедры гендерных исследований, записала для нас отрывки из некоторых разговоров, которыми мы делимся с вами в серии статей в чешской и русской версиях.

Первая история случилась всего через несколько дней после начала войны в Украине, когда наша волонтерка Алина по пути в Берлин встретила украинку, которая бежала с сыном от войны в Европу. Ее второй сын вынужден был остаться в Украине и воевать. Алина рассказывает:

7 марта я села в поезд «Прага — Берлин». Мне нужно было срочно снять все свои накопления с русских карт в Дрездене - пока их не заблокировали из-за санкций. В купе напротив меня сидела светловолосая женщина в спортивном костюме и мальчик лет десяти. Мы познакомились. Ее звали Анна. Она ехала из Киева в Берлин.

— Какой сегодня день недели? — спросила Анна.

— Понедельник, — ответила я.

— А мы выехали из Киева в пятницу. Получается, я уже почти четыре дня не спала.

Анна — мать-одиночка, у нее двое сыновей. «Мы собрались за один час и бросили нашу квартиру, — рассказывает Анна. — Утром еще думали, что никуда не поедем. А потом побросали вещи в чемодан и поехали. Бросали в чемодан всё, что попадается под руку. В результате я везу полный чемодан одежды старшего сына. А его не выпустили из Украины, он уже взрослый. Сказали, возвращаться обратно. В результате и у нас вещей наших нет, и он там без одежды остался. Вы не знаете, в Берлине есть секонд-хенды?»

Я не успеваю ответить, Анна начинает плакать. «Страшно за старшего». «Страшно вспоминать бомбежки». Анна снимала квартиру на окраине Киева, на одиннадцатом этаже. В последнюю неделю под окнами ездила военная техника и раздавались взрывы. Свет вечером нельзя включать. Только начнешь готовить ужин — снова взрывы. «В первые дни мы то и дело бегали в подвал с одиннадцатого этажа, боялись на лифте ездить. Спали в подвале на полу. Потом уже узнали, что в школе около дома есть бомбоубежище. Там лучше, чем в подвале».

Анна снова плачет: «Просто вспомнила, как мы в Польшу въехали. Нас встретили игрушками и едой. Игрушки дали ребенку. А там нас бомбили». Анна не помнит, сколько транспортных средств она сменила за последние четыре дня. Говорит, самое страшное было — пересекать Ирпень. Автобусы были битком. Анна познакомилась на границе с одной женщиной, которая рассказала, что «еле унесла ноги от чеченцев: они сидят в кустах, набрасываются прямо на дороге и насилуют женщин».

Когда Анна приехала в Польшу, ее с сыном отправили в Чехию: сказали, что в Польше уже некуда селить беженцев. Анна приехала в Прагу, и ситуация повторилась: ее отправили в Германию. «Я не знаю, где мы сегодня будем спать. Я не знаю, что мы будем делать в Германии. Мы не знаем ни немецкого, ни английского. Как я буду работать? Как мой сын будет учиться?». Анна — парикмахер, и я пытаюсь ее успокоить: с такой прикладной профессией, возможно, получится найти работу. «Да кому мы нужны», — отвечает Анна.

Поезд пересекает немецкую границу. «Сережа, давай штаны поменяем, — обращается Анна к сыну. — А то что же мы в Германию и в грязных штанах».

***

В подобном положении оказались многие женщины, вынужденные покинуть Украину из-за войны. О том, как нынешняя ситуация отличается от предыдущих волн беженства и кто наиболее уязвим среди беженцев, рассказывает наша коллега Ева Валентова в онлайн-журнале Heroine:

«Человек вынужден справляться с целым рядом жизненно важный ситуаций от решения покинуть свою страну, организации переезда, официального оформления на новом месте, адаптации, изучения иностранного языка до интеграции на рынке труда и в обществе принимающей страны. Война ощутимо затрагивает жизнь каждого гражданина, но мужчины и женщины во время войны выполняют разные социальные роли. Предполагается, что мужчины должны защищать свою родину, в случае с Украиной мужчинам в возрасте от 16 до 60 лет запрещено покидать страну. Поэтому уезжают в основном женщины, многие из них матери или дочери. Их мотивация, как правило, заключается в том, что они хотят обеспечить безопасность для детей и семей и прокормить их. Одновременно с этим они могут проживать собственные травмы из-за войны и вынужденного отъезда. Это совершенно другая модель нежели та, к которой мы привыкли, когда люди мигрируют в поисках работы, чаще всего без детей, и готовы приступить немедленно к работе, даже если она несовместима с семейной жизнью. Кроме женщин и детей сейчас приезжают люди с инвалидностью, пожилые, представители национальных меньшинств, люди, мигрировавшие в Украину из других стран, преставители ЛГБТКИ+. Среди женщин особенно уязвимы беременные женщины, матери с новорожденными, а также одинокие девушки и женщины. В позиции мигрантов все эти группы бывают часто притеснены и часто их не замечают».

***

Článek vznikl v rámci projektu „Migrantky mezi ženami“ v realizaci Sdružení pro integraci a migraci, o. p. s., podpořeného z prostředků státního rozpočtu ČR v rámci dotace Úřadu vlády ČR z programu Podpora veřejně účelných aktivit nestátních neziskových organizací v oblasti rovnosti žen a mužů.

Komentáře

Zatím nikdo nekomentoval

Přidat komentář

Tento blog vznikl v rámci projektu „Ženy na vedlejší koleji (?)“, který podpořila Nadace Open Society Fund Praha z programu Dejme (že)nám šanci, který je financován z Norských fondů. Projekt realizoval Sdružení pro integraci a migraci (SIMI) ve spolupráci s FHS Univerzity Karlovy v Praze a Universitou Bergen v období let 2014 - 2016. Od roku 2016 je správa blogu částečně podpořen z prostředků státního rozpočtu ČR v rámci dotace Úřadu vlády ČR z programu Podpora veřejně účelných aktivit nestátních neziskových organizací v oblasti rovnosti žen a mužů, a to v rámci série projektů "Migrantky mezi ženami". V roce 2017 probíhala správa blogu za spolufinancování z projektu „Migrant women among us“, podpořeného v rámci programu ENAR National Projects a financovaného z prostředků Joseph Rowntree Charitable Trust a dále z projektu „Migrant Women among us“, realizovaného v rámci regrantovacího programu projektu LADDER – Local Authorities as Drivers for Development Education & Raising awareness, realizovaného organizací ALDA– the Association of Local Democracy z podpory Evropské unie. Názory vyjádřené na těchto stránkách jsou v plné odpovědnosti Sdružení pro integraci a migraci, o.p.s. a v žádném případě neobsahují stanoviska Evropské unie, nebo ALDA.