Foto

Разговоры с мигрантками: Отель в Праге

15/08/22 | Článek

С первых дней войны в Украине наша организация SIMI занимается помощью беженцам и беженкам. Мы расширили наши услуги и помимо привычной консультационной деятельности занимаемся поиском жилья для беженцев и беженок в Праге, а также сопровождаем их при решении различных вопросов, закрывающих их потребности. Для этого мы привлекли большое число волонтеров, в том числе и тех, кто говорит по-украински или по-русски. Во время общения с клиентками наши волонтеры столкнулись, помимо прочего, с историями, которые свидетельствуют о негативном опыте и сильных эмоциональных переживаниях беженок во время войны. Волонтерка Алина, студентка кафедры гендерных исследований, записала для нас отрывки из некоторых разговоров, которыми мы делимся с вами в серии статей в чешской и русской версиях.

Как одна из наших волонтерок, Алина занималась помощью беженкам непосредственно на местах, чаще всего в гостиницах, где с нашей помощью временно размещались люди из Украины. Здесь Алина познакомилась с женщинами, которые рассказали ей о трудностях, с которыми им пришлось столкнуться после бегства из Украины и приезда в Чехию:

В начале марта мы с социальной работницей ходили по пражским отелям и общались с беженками, которые только приехали в Прагу из Украины. Мы консультировали их по вопросам визы, поиска жилья и работы.

Сексуальные домогательства и насилие

В лобби одного из отелей у меня состоялся разговор с женщиной лет пятидесяти. Она жаловалась, что не может снять квартиру в Праге, несмотря на то, что у нее есть деньги на съем жилья: на сайтах по поиску квартир никто не отвечает. 

— А вы пробовали размещать объявления в пражских районных группах на Фейсбуке? — спросила я.

— Я разместила одно такое объявление. С тех пор боюсь заходить на Фейсбук. Постоянно пишут мужчины. Предлагают заняться сексом, спрашивают, в каком я отеле и предлагают приехать ко мне, шлют неприличные фотографии. Я теперь вообще боюсь где-либо писать, что мне нужно жилье, — ответила женщина.

***

Женщины и дети, которые составляют примерно девяносто процентов беженцев из Украины, во время миграции особенно подвержены сексуальным домогательствам, насилию, сексуальной эксплуатации, проституции и торговле людьми. Такие случаи задокументированы как на украинских границах, так и в принимающих странах, предлагающих защиту беженцам из Украины. Об этой угрозе и вариантах защиты для беженцев рассказывает программный директор SIMI Ева Валентова в онлайн-журнале Heroine:

«Случаи торговли людьми могут скрываться за предложениями жилья, но не исключены и более серьезные злодеяния, такие как исчезновение детей-одиночек и торговля ими и женщинами для принуждения к попрошайничеству или проституции. Организации, занимающиеся проблемой торговли людьми и эксплуатации, бдительны. Чешские службы помощи жертвам сексуального насилия тоже готовятся к тому, что к ним за помощью начнут обращаться приезжающие женщины. Они ищут переводчиков, уточняют наличие свободных мест в домах для беженцев и так далее. Предложения о «взаимных услугах» поступают от мужчин на онлайн-платформы по помощи беженцам, такие как www.pomahejukrajine.cz. Некоторые мужчины даже ждут на вокзалах и напрямую подходят к прибывающим одиноким женщинам или матерям с маленькими детьми».

Если вы чувствуете, что подверглись сексуальным домогательствам, насилию или эксплуатации, или знаете кого-то, кто подвергался сексуальным домогательствам, вы можете ознакомиться или ознакомить заинтересованное лицо с буклетом Европейской сети мигранток (ENoMW). В нем описываются конкретные формы сексуальной эксплуатации и торговли людьми, ситуации, в которых беженцы могут быть подвергнуты такой эксплуатации, а также способы защиты. Листовка переведена на английский, украинский и русский языки.

Положение на рынке труда

Алина продолжает:

После этого у меня состоялся разговор еще с одной женщиной 27 лет в том отеле. Она жаловалась, что не может найти работу. Она рассылала свое резюме через сайты по поиску работы, но работодатели не отвечали.

— Как вы думаете, если я буду ездить на фабрики и заводы и спрашивать, есть ли у них работа, со мной будут разговаривать? Меня не прогонят? — спросила она.

Я поинтересовалась, кем хочет работать эта женщина.

«Кем угодно. На любой фабрике, на любом заводе. Но вообще у меня высшее образование, до войны я работала педагогом», — ответила она.

***

Мигрантов и мигранток часто считают дешевой и неквалифицированной рабочей силой. Это приводит к тому, что они работают в нестандартных для них секторах, в теневой экономике, в унизительных условиях труда и подвергаются различным формам эксплуатации, таким как сверхурочная работа, ненадежные контракты, отсутствие доступа к медицинскому страхованию.

Наша внештатная сотрудница и социальный антрополог с факультета гуманитарных наук Карлова университета Петра Эззеддин также говорит об этом:

«Если говорить о мигрантах, то наша система рассчитана только на временных работников. В идеале мигрант – это гетеросексуальный мужчина, который приезжает сюда один и который автоматически считается низкоквалифицированным. Чешская система не способна различать образование, языковые навыки и опыт отдельных мигрантов и мигранток. Сейчас будет наплыв разнородной группы людей с разным опытом работы, часто с хорошим уровнем английского».

Хотя многие женщины, которые сейчас приезжают из Украины, имеют высшее образование и высокую квалификацию, сегментация чешского рынка труда вызывает деградацию квалификационного потенциала украинских беженок. Положение женщин из Украины на чешском рынке труда толкает их в основном в сектор ухода и социальных услуг. «Основная работа, которую они выполняют в течение недели, как правило, ненадежная и низкооплачиваемая. Обычно это работа в качестве посудомойки в ресторане или горничной в отеле. Кроме того, по вечерам и в выходные эти женщины работают в сфере услуг, например домработницами, уборщицами или нянями. Основная работа не позволяет обеспечивать себя и при этом отправлять денежные переводы домой, поэтому они берутся за подработки. Наемный труд в домашнем секторе практически не регулируется и в него можно быстро войти. Поэтому им в основном занимаются женщины, которую ищут первую работу в новой стране. Существует убеждение, что это «женская» работа, что женщины, по сути, «рождены» для нее. Для уборки, по мнению большинства людей, не нужны какие-то специальные навыки, это может сделать каждый... С другой стороны, клиент имеет довольно четкие представления о том, какой должна быть хорошая уборка. И ему неважно, работала украинка у себя на родине работницей на заводе или занималась наукой».

***

Článek vznikl v rámci projektu „Migrantky mezi ženami“ v realizaci Sdružení pro integraci a migraci, o. p. s., podpořeného z prostředků státního rozpočtu ČR v rámci dotace Úřadu vlády ČR z programu Podpora veřejně účelných aktivit nestátních neziskových organizací v oblasti rovnosti žen a mužů.

Komentáře

Zatím nikdo nekomentoval

Přidat komentář

Tento blog vznikl v rámci projektu „Ženy na vedlejší koleji (?)“, který podpořila Nadace Open Society Fund Praha z programu Dejme (že)nám šanci, který je financován z Norských fondů. Projekt realizoval Sdružení pro integraci a migraci (SIMI) ve spolupráci s FHS Univerzity Karlovy v Praze a Universitou Bergen v období let 2014 - 2016. Od roku 2016 je správa blogu částečně podpořen z prostředků státního rozpočtu ČR v rámci dotace Úřadu vlády ČR z programu Podpora veřejně účelných aktivit nestátních neziskových organizací v oblasti rovnosti žen a mužů, a to v rámci série projektů "Migrantky mezi ženami". V roce 2017 probíhala správa blogu za spolufinancování z projektu „Migrant women among us“, podpořeného v rámci programu ENAR National Projects a financovaného z prostředků Joseph Rowntree Charitable Trust a dále z projektu „Migrant Women among us“, realizovaného v rámci regrantovacího programu projektu LADDER – Local Authorities as Drivers for Development Education & Raising awareness, realizovaného organizací ALDA– the Association of Local Democracy z podpory Evropské unie. Názory vyjádřené na těchto stránkách jsou v plné odpovědnosti Sdružení pro integraci a migraci, o.p.s. a v žádném případě neobsahují stanoviska Evropské unie, nebo ALDA.